+7 (4812) 68-03-88



Легенды отеля-усадьбы в Герчиках

04861_20120729_174815В 30 километрах от Смоленска располагается старинное поместье, ведущее свою историю с XVII века. Облюбовавшие это место потомки известного шотландского рода Лесли привнесли на холмистую просторную землю не только свои культурные традиции, но и мистический дух Шотландии. Приведения, призраки, родовые проклятья, лепреконы и вересковый мед – всё сплелось в тугой узел, перемешалось с природной суровостью и красотой смоленских земель. Шотландец Александр Лесли, ставший первым русским генералом, основал свое родовое имение на уединенном участке земли в 30 километрах от Смоленска, в окружении пустынных зеленых холмов и полей. Так началась история усадьбы, входящей в десятку самых мистических и таинственных имений России.

Призраки прошлого

Первое, о чем поведают вам местные жители, обитающие в крошечной деревушке под названием Герчики – о многочисленных призраках, которые населяют эту продуваемую всеми ветрами уединенную местность. Кто-то из них имеет свою драматичную историю, окруженную легендами, передаваемую из поколения в поколение, а кто-то остается безымянным бесплотным напоминанием о суетности и быстротечности жизни, появляясь и исчезая столь стремительно, что едва успевает запечатлеться в памяти. К людям призраки настроены мирно и предпочитают никак не вмешиваться в ход происходящих событий, меланхолично и отрешенно бродя по окрестностям. Считается хорошим, добрым знаком встретиться на просторах усадьбы с кем-нибудь из былых её обитателей.

Белая дева

24951647Эта история случилась на излете XVIII века. Время роскошных балов, мистицизма, карточных гаданий – и век воинской славы России. Юная девушка из рода Лесли во время одного из традиционных приемов в усадьбе полюбила, как водится, бравого гусара – и чувство, вспыхнувшее как спичка, оказалось взаимным. Однако, несмотря на достижения рода Лесли на военном поприще, вся родня раскритиковала выбор юной девушки: избранник хоть и отличался выправкой и храбрым нравом, но более похвастать ничем не мог, а иначе говоря, оказался гол как сокол. Возможно, и ещё водились за ним какие-то грешки, но история об этом умалчивает. Старшее поколение рода Лесли было в ярости: своим упрямством девушка не только проявляла глупость и недальновидность, но и кидала пятно на репутацию всего рода, более того – шла против своих родителей, а повиновение старшим в семье, обретшей славу на военном поприще, стояло превыше всего. Другая девушка поплакала бы да и села за вышивание у окна в ожидании более подходящей партии, но наследнице древнего шотландского рода и самой было не занимать смелости и твердости.
Темной беззвездной ночью тишину отошедшей ко сну усадьбы нарушил стук копыт: в лучших традициях романтического романа XVIII века молодые решили бежать дабы тайно обручиться. Неизвестно, как сложилась бы судьба смелой девушки и её пылкого возлюбленного, но семья Лесли оказалась проворней: ещё до наступления рассвета беглянка была возвращена в родные стены. Но даже перед лицом самых жутких проклятий, которыми осыпала юную девушку возмущенная родня, та держалась стоически и наотрез отказалась отречься от своего выбора – любовь оказалась сильнее страха, и сильнее родственных привязанностей. Гнев отца семейства был ужасен, и кара, на которую обрекли в итоге строптивую красавицу, поражает воображение своей жестокостью: после нескольких дней и ночей, проведенных в угрозах и мольбах одуматься, девушку замуровали заживо в одной из стен усадьбы – строительные работы тогда шли повсеместно и свежий грунт навечно принял в свои объятия упрямицу, послужив ей и брачным ложем, и последним пристанищем.
С тех самых пор ходит легенда о призраке прекрасной печальной девы в белых одеждах, которая так и бродит по окрестностям Герчиков, оплакивая свою загубленную молодую жизнь и утраченную любовь.

Хозяйка усадьбы

560879Несчастная жертва роковой страсти – не единственная дама, которую можно встретить, прогуливаясь лунной ночью по усадьбе. Здесь же обитает и дух старой аристократки, пристально следящий за порядком в некогда своем имении.
В XIX веке владелицею села была почтенная, важная, чопорная старушка, вдова полковника екатерининских времен, Прасковья Ивановна Корбутовская, которая зимой жила постоянно в губернском городе, а на лето переезжала в Герчики с целой свитой гостей, приживалок и дворовых людей.
Вот как описывают обстановку вокруг Прасковьи Ивановны воспоминания одного «Смоленского дворянина»: «Дом был очень велик, и в нем не было ни одной комнаты, которая не имела бы права быть названа залою, так что даже спальня старушки была очень обширна, и в самой середине ее, как катафалк, возвышалось ее широкое ложе, завешенное кружевным пологом. Убран был этот дом во вкусе восемнадцатого столетия: стены расписаны по штукатурке, а в некоторых комнатах сверху донизу увешаны огромными картинами в золоченых рамах, из числа которых было много очень замечательных по достоинству живописи; мебель была резная, массивная и обитая штофом — особого цвета в каждой комнате».
Прасковья Ивановна строго придерживалась заведенного годами уклада, ежовыми рукавицами поддерживая порядок в усадьбе. Даже единственная страсть вдовы – преферанс – не могла пошатнуть тщательно лелеемого ею благосостояния. Дни и ночи просиживая за карточным столом, старушка проворачивала у себя в голове схемы одну хитрее другой, ловко обходя и партнеров по игре, и менее пронырливых соседей.
Однако, сколь ни долог был век энергичной дворянки, летом 1854 года и ему наступил конец. Унаследовал поместье любимый племянник Прасковьи Ивановны, легкомысленный и ветреный юноша, уже впитавший в себя идеи зарождавшегося модного нигилизма. Он не стал в отличие от тетки трястись над устаревшей роскошью, едва войдя в правление усадьбой, распродал, кому и за что попало, её картины и мебель, а впоследствии продал и само имение. Такой несправедливости аристократка не смогла вынести даже с того света. Вот уже больше 150 лет призрак надменной старушки с невыносимо прямой осанкой можно встретить в самых разных местах принадлежавшей ей некогда и так бездарно потерянной потомками усадьбы.

Загадки старинной церкви

Небольшая одноглавая Троицкая церковь с отдельно стоящей колокольней неизменно приковывает внимание всех гостей усадьбы. Даже сейчас, будучи руинами, строение поражает воображение. Вопреки всему в целости сохранился уникальный купол, сделанный из кирпича. Узнаваемо место алтаря, внутри церкви к куполу сводятся грандиозные колонны. При этом отсутствует эхо — то есть пение будет слышно до последней произнесенной гласной, до шепота. Кирпич фасонный, с клеймом — таких сейчас не делают.
Возведена она была в начале XIX века при Прасковье Ивановне и её муже М. И. Корбутовском на месте более древней деревянной церкви и функционировала до 1958 года. Службы, впрочем, здесь перестали проходить сразу после Октябрьской революции, но само здание было открыто, во времена оккупации именно здесь было средоточие всей жизни села Герчики. Однако, после войны село так и не восстановило былую силу и старинная Троицкая церковь также оказалась не удел. А чтобы добротное каменное здание не простаивало, с начала 60-х годов в храме обустроили зернохранилище.
Трое селян, которые были причастны к созданию зернохранилища, вскоре после этого погибли при странных обстоятельствах. Одного убило молнией, двое других также ушли из жизни стремительно и трагично. Совпадение или наказание за богохульство? Стоит добавить, что само зернохранилище тоже вскоре сгорело и после этого церковь многие годы пустует.